Тибетский фактор в Американо-Китайских отношениях.

140221-dalai-obama-story-5a_3844aa8ef66361b17bb6af5d597a05c0

На сегодняшний день все большее внимание мировой общественности привлекают периодические вспышки напряженности в некоторых районах КНР. Понятия «уйгурский вопрос», «тайваньская проблема», «тибетский сепаратизм» перестали быть новыми и прочно вошли в обиход не только «верхушки» политической власти, но и всей мировой общественности. Прежде всего, проблема китайского сепаратизма неразрывно связана с Синьцзян-Уйгурским автономным районом (СУАР), где вспышки нестабильности в июле 2009 г., октябре 2013 г. и мае 2014 г. вызвали большой резонанс среди мировой общественности, а также с Тибетским автономным районом (ТАР).

Безусловно, трудности, возникающие в СУАР и ТАР, неслучайны: они связаны, прежде всего, с тем, что в своем историческом развитии коренные этносы этих районов достигли высокого социально-политического уровня, высок уровень национального самосознания местного населения, кроме того, они имеют традицию (особенно это касается Тибета) длительной независимой государственности. Один из важнейших мобилизующих факторов – религиозный: население исповедует ислам и буддизм. Создается впечатление, что им «становится тесно» в рамках унитарного государства. Возникшая и приобретающая все большую актуальность проблема не могла не вызвать должной реакции властей КНР – сепаратизм был отнесен к одной из «трех враждебных сил», являющихся «общим врагом многонационального народа Китая»: сепаратизм, терроризм, религиозный экстремизм.

Несмотря на тот факт, что китайские власти отдают должное национальным традициям, районная национальная автономия имеет статус сугубо административной единицы некитайских национальностей в рамках унитарного государства, без каких-либо признаков государственности, даже чисто декоративных. Малейшие отклонения пресекаются незамедлительно, решительно и жестко. С сепаратизмом Китай борется весьма активно. Прежде всего, посредством проведения политики заселения «уязвимых районов» китайцами. Как следствие, в СУАР затруднено преподавание уйгурского языка, культуры и истории, создаются многочисленные препятствия исполнению уйгурских обычаев, что, в свою очередь, еще больше подогревает и без того раскаленный «котел напряженности» в регионе. Примерно по тому же сценарию китайские власти действуют и в отношении сепаратистов Тибета – китаизация Тибета, сопровождаемая преследованием тибетцев, по мнению руководства КНР, предотвращает появление возможности использования сепаратистских тенденций в регионе в большой геополитической игре. Однако, как следствие, все чаще приходится говорить скорее о великоханьском национализме, но никак не о рациональном укреплении стабильности в этих районах.

Стоит подчеркнуть, что самое сложное в сложившейся ситуации – удержаться на зыбкой грани борьбы с сепаратистами, с одной стороны, и, с другой, — неоправданным ущемлением (а иногда и подавлением) национальной идентичности нацменьшинств, их традиций, образа жизни. Китайское руководство искренне полагает, что именно непоколебимость и максимальная неуступчивость властей по отношению к сепаратистам являются определяющим фактором в сдерживании набирающих обороты тенденций нестабильности и напряженности в таких районах как Синьцзян-уйгурский, Тибетский автономный район, Внутренняя Монголия, Тайвань. 

Более того, основная ставка делается на улучшение социально-экономического положения населения в этих частях государства, повышение жизненного уровня радикально настроенных масс, проведение культурных изменений и борьбу с распространением сепаратистских идей. (Но возможно ли обойтись на данной стадии развития событий подобными методами? Способна ли «культурная революция» в рядах недовольных проводимым китайским руководством курсом радикально настроенных масс снять нарастающую напряженность? Спорный вопрос.

Важную роль в стимулировании развития сепаратистских настроений в стране и их распространении, по мнению высшего руководства КНР, играет личность Далай-ламы. Говоря о мерах по борьбе с развивающимся стремлением к обособлению, подчеркивается не только необходимость социально-экономического и культурного урегулирования ситуации в регионах нарастающей нестабильности, но и объективная потребность в уменьшении политической значимости личности Далай-ламы как основного «вдохновителя» сепаратистских идей Тибета.

Считается, что без определяющего влияния Далай-ламы большинство про-тибетских организаций просто перестанет существовать, что способно в значительно мере сократить степень напряженности в стране в целом. Неоднократно подчеркивалось, что влияние сепаратистов в Тибете опирается на группировки Далай-ламы, а он, в свою очередь, — на крупные западные государства с антикитайскими настроениями. Нередкими являются громкие заявления о том, что лидер тибетского духовенства является «поборником Запада» и именно он, как никто другой, ответственен за расшатывание ситуации в стране.

И действительно, вряд ли можно поспорить с тем фактом, что Далай-лама играет не последнюю роль в поддержании сепаратистских настроений в Тибете: бегство Далай-ламы XIV Тэнцзина Гьямцхо на территорию Индии в 1959 г. развило и другую сторону Тибетского вопроса – проблему эмиграции. Вслед за духовным лидером на территорию Индии эмигрировало около 80 тыс. тибетцев. Кроме того, разумеется, главным «раздражающим» фактором являются весьма близкие отношения Далай-ламы с Западом, его регулярные визиты, наносимые, в частности, американскому руководству и тепло воспринимаемые последним. Тибет заслуживает особого внимания руководства КНР, убежденного, что уступки тибетским сепаратистам дадут «зеленый свет» настроениям того же толка в Синьцзяне и Внутренней Монголии, которые, в свою очередь, стремятся получить целый ряд важнейших китайских территорий в собственное распоряжение. Что касается Далай-ламы, он собственными действиями создает целый ряд подтверждений подобного рода опасениям: участвует в деятельности Союзного Комитета уйгуров, монголов, маньчжуров. Весьма радушно был воспринят местными властями визит Далай-ламы на Тайвань 1997 года.

Фактор активного взаимодействия Далай-ламы с прочими акторами международных отношений обуславливает и позицию КНР в отношении них. Регулярные визиты духовного лидера Тибета в США не могли не сказаться на двусторонних связях двух государств. И действительно, к концу прошлого столетия отношения тибетского лидера с США заметно улучшились: так, если в период 1959-1979 годов въезд Далай-ламы на территорию Соединенных Штатов был запрещен, то в последующий период встречи стали ежегодными.

Несмотря на декларируемую официальную позицию США, согласно которой государство склонно к «осторожности в щекотливом вопросе», а «приезд духовного лидера не означает намерений расстроить отношения с Пекином; Тибет остается неизменно неотъемлемой частью Пекина», интерес, проявляемый США к Тибетскому вопросу является абсолютно очевидным.  И суть данного интереса, разумеется, не ограничивается лишь так называемой «тибетской лихорадкой», охватившей западное общество и связанной, в первую очередь, с появлением немалого количества поклонников тибетского буддизма, с его широкой популяризацией среди звезд Голливуда. Стало вполне очевидным, что Тибет – это «крепкий орешек» в американо-китайских отношениях, который сложно «расколоть».

Сегодня Китай решительно настроен максимально ограничить возможность иностранного вмешательства в решение Тибетского вопроса. Непростительным станет допущение разворачивания «тайваньского сценария» и в этом регионе: слишком дорогой ценой за либерализацию Тибета и, как это принято называть, «распространение демократии и прав человека», осуществляемых посредством прямого вмешательства Соединенных Штатов во внутренние дела региона, придется заплатить Китаю. Возникнет непосредственная угроза усиления сепаратистских настроений в исламизированном СУАР, Внутренней Монголии, которые уже стали очередными «болевыми точками» китайского руководства.

Вполне обоснованно КНР заявляет о том, что встречи американского руководства с Далай-ламой – грубое нарушение международного права и вмешательство во внутренние дела КНР. Несмотря на тот факт, что США постоянно отмечают, что встречи с Далай-ламой не носят политического характера, свои визиты он наносит в качестве, прежде всего, духовного лидера, а приемы американское руководство подчеркнуто осуществляет не в Овальном зале, предназначенном для встреч с политическими лидерами, многие исследователи подчеркивают: то, что Далай-ламу вообще принимают в Вашингтоне, уже подтверждает оправданность опасений Пекина. Отмечается, что во время визитов тибетского лидера в Россию, высшее политическое руководство страны с ним не встречалось, а сейчас въезд Далай-ламы на территорию Российской Федерации и вовсе запрещен.

Но для чего США вмешиваются в вопрос и без того вызывающий напряженность и озабоченность китайского руководства? Китай, будучи мощной экономической и военно-политической державой, является соперником США на международной арене. 7-8%-ый экономический рост КНР уже превышает экономический рост США. Китай способен составить конкуренцию США не только в экономическом, но и геополитическом плане. Взаимодействие с Далай-ламой становится рычагом непосредственного влияния на соперника. Встречаясь с Ламой, Китай «передает сообщение» США: «Мы готовы к урегулированию Тибетского вопроса, ко всестороннему сотрудничеству с тибетскими сепаратистами. Проблема будет урегулирована». В свою очередь США, налаживая контакты с Далай-ламой, обращают внимание КНР на степень своего влияния на регион. 

Далай-лама сегодня, прежде всего, — средство коммуникации между двумя крупными державами. И только потом – религиозный и политический лидер. США используют его как «карту в игре», как повод «сказать нечто» китайскому руководству или поддержать правозащитников. Более того, есть основания полагать, что лидеры США и КНР не заинтересованы в скором решении Тибетской проблемы, консервация которой дает возможность для эффективных политических переговоров, стимулирования друг друга.

Источник фото: President Obama previously met with Dalai Lama in the Map Room of the White House on July 16, 2011.(NBC News). 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *