Стерилизация американских заключённых в начале XX века

4_wdYBhCD3w

 

С.А. Шевченко[1]

 

Проблема стерилизации американских заключённых в контексте конституционных противоречий США 

(1907-1914 гг.)[2]

 

В статье исследуются законодательные акты ряда штатов США, предусматривающие стерилизацию заключённых, анализируются противоречия стерилизационных законов 8 поправке и 10 разделу 1 статьи Конституции США. Положения по стерилизации заключённых, по мнению автора, носили евгенико-терапевтический, а не правовой характер. Принятию таких законов в Соединённых Штатах послужили: популяризация нативистических идей в науке и обществе, стремительное развитие промышленного капитализма.

Первый стерилизационный закон в США был принят в штате Индиана весной 1907 года. В законе указывалось, что он

«принимается для предотвращения рода у рецидивных преступников, идиотов, имбецилов и насильников; обеспечить его должны суперинтенданты и комиссия управляющих учреждениями, где такие люди отбывают наказание»[3].

С этого времени и до 1914 года, подобные законы были приняты и одобрены в 11 других штатах (Вашингтон, Калифорния, Коннектикут, Невада, Нью-Йорк, Северная Дакота, Мичиган, Канзас, Висконсин, Айова и Нью-Джерси), в двух последних, впоследствии, они были признаны неконституционными[4].

Перечень субъектов данного законодательства не был единым для всех штатов. В некоторых из них, он был достаточно «узким», как например в Неваде и Вашингтоне, где стерилизации могли подвергнуться только обвиняемые в «физическом злоупотреблении человеком женского пола моложе 10 лет или в насилии, или рецидивные преступники»[5]. В других штатах, например, в Айове, данный перечень мог быть очень широким и включал в себя обитателей штатных учреждений для преступников, насильников, идиотов, слабоумных, ненормальных, сумасшедших, алкоголиков, наркоманов, эпилептиков, сифилитиков, моральных и сексуальных извращенцев, а также больных и выродившихся людей. В этом штате стерилизация также была обязательной для лиц, дважды признанных виновными в уголовном или в сексуальном преступлении, кроме «белого рабства», за которое стерилизация становилась принудительной даже при одном осуждении[6].

Несмотря на явные различия, законы большинства из указанных штатов (11 из 12) предусматривали стерилизацию заключённых.

Рецидивные преступники, а также люди, виновные в некотором «особом нарушении», упоминаются во всех законах, за исключением Мичиганского, который включает в себя только умственно неполноценных или безумных обитателей учреждений. Само понятие рецедивных преступников не входило на тот момент в какие-то конкретные терминологические рамки и в разных законах трактовалось по-разному. Отсюда и первая очевидная уязвимость законодательства: лицо, объявленное рецедивистом в Нью-Йорке, могло не признаваться таковым в Северной Дакоте. Соответственно в первом случае такой человек мог подпадать под стерилизационный закон, во втором — нет. Некоторые штаты оставляли за собой право широкой трактовки отдельных пунктов законодательного акта. К примеру, в Канзасе, рецидивный преступник определялся как

«лицо, которое было признано виновным в некотором уголовном преступлении, повлекшем моральную низость»[7].

Естественно, о том, какие преступления входили в данную категорию, мы можем только догадываться.

В штатах, принявших стерилизационные законы, отсутствовало постановление о едином типе стерилизационной операции. Так, в шести из них (Вашингтон, Висконсин, Индиана, Нью-Йорк, Нью-Джерси, Северная Дакота) вообще не было предусмотрено никакого специального вида хирургического вмешательства. Поэтому его выбор законы возлагали на администрацию учреждения или специальную комиссию[8]. Законы остальных шести штатов содержали перечень разрешённых или, наоборот, запрещённых операций. Так, в Калифорнии была разрешена вазэктомия[9]; в Неваде — любая операция кроме кастрации; в Коннектикуте и Канзасе — вазэктомия, овариэктомия[10]; в Айове и Мичигане — вазэктомия и сальпингэктомия[11].

Теперь обратимся к выявленным противоречиям стерилизационных законов штатов 8 поправке и 10 разделу 1 статьи Конституции США. Восьмая поправка Конституции, запрещает вынесение каких-либо жестоких и необычных наказаний[12] в американском судопроизводстве, десятый раздел первой статьи запрещает штатам принимать так называемые «Билли об опале»[13].

Конституционное положение против жестоких и необычных наказаний восходит к Великой хартии вольностей (Magna Carta Libertatum, редакции 1215 года). Оно было внесено в федеральную Конституцию, и к 1912 году имело место в той или иной форме в конституциях всех штатов, кроме Иллинойса, Коннектикута и Вермонта[14].

Для выявления противоречия между этой поправкой и законами штатов, необходимо ответить на резонный вопрос: являются ли указанные выше типы операций необычными и жестокими?

При употреблении термина «жестокое и необычное наказание», сообразуясь с логикой обывателя XVIII столетия – времени, когда была составлена и принята Конституция США — мы сразу же вспоминаем такие наказания как избиение плетьми, приковывание к позорному столбу, удаление конечностей, колесование и т.д.

Физиологически, стерилизационные операции вряд ли можно вписать в эту же категорию. Многие апологеты стерилизационного законодательства, главным аргументом в пользу его принятия, считали безболезненность и упрощённость операций[15].

Является очевидным, что при принятии таких  законов, окончательное решение основывалось на предположении, что боль от самой операции является единственной обсуждаемой проблемой, и полностью игнорировался тот факт, что потеря способности воспроизводить потомство может быть более жестоким наказанием. Генеральный прокурор штата Коннектикут так высказал своё мнение относительно конституционности закона в этом штате:

«Было окончательно доказано медицинскими опытами, что операции вазэктомия и овариэктомия сравнительно безболезненны, и поэтому не могут считаться жестокими, хотя могут быть необычными, но всё новое – необычно»[16].

Противоречие между законами и данной поправкой заключалось, не только в последствиях предложенных операций. Важную роль здесь играет вопрос о том, какой характер носили принятые стерилизационные акты? Ведь в поправке речь идёт именно о жестоких и необычных наказаниях.

Применение стерилизационных законов к другим лицам, кроме преступников, а также порядок и цель их проведения дают понять, что их не следует рассматривать в качестве наказания, а как исключительно осуществление полицейских полномочий. Власти штатов приняли такие меры для защиты себя и общества от рождения нежелательных граждан, и как следствие, от возможных проблем в будущем. Как указывают исследователи Джоэл Хантер и Уильям Белфилд:

«Во всех законах, кроме введённого в штате Вашингтон, причина включения преступников (в перечень субъектов законодательства — С.Ш.) была евгенической и терапевтической. В Вашингтонском законе причина была исключительно карательной»[17].

Под наказанием, в Конституции подразумевается не расправа одного индивида над другим, а правовые санкции со стороны системы судебной власти в отношении лица, преступившего установленные законом нормы. Поэтому наказание должно исходить из установленного кодекса (уголовного или гражданского) и налагаться в соответствии с ним, т.е. иметь правовой (карательный/исправительный/воспитательный), а не евгенико-терапевтический характер.

Переходя ко второму противоречию стерилизационных актов Конституции США, важно отметить, кому предоставлялись полномочия по осуществлению этих законов. В двух штатах — Вашингтоне и Неваде операцию по стерилизации мог назначить только судья, выносящий приговор. В 10 других — эту роль выполняли администрация учреждения или специальные комиссии[18].

Только в одном штате из десяти — Канзасе, администрация учреждения должна была представлять свои результаты суду компетентной юрисдикции и получать ордер суда перед операцией. В Нью-Йорке и Нью-Джерси, если постановление «экзаменационной комиссии» оспаривалось, оно подвергалось рассмотрению Верховным Судом штата[19]. Помимо этого, в Нью-Джерси субъект мог иметь адвоката, имелось формальное слушание дела, приведение доказательств[20]. В шести штатах (Индиане, Калифорнии, Коннектикуте, Айове, Северной Дакоте и Висконсине), по закону, отбор пациентов, постановление об их стерилизации и окончательный вердикт находились в компетенции администрации учреждения или назначенной комиссии[21]. В этих штатах не было никакого слушания, приведения формальных доказательств, вмешательства суда или пересмотра дела[22].

В данном случае мы находим откровенное противоречие законов этих штатов Конституции США, поскольку они лишали субъекта (пациента) надлежащих правовых процедур. Законы передавали определение судебных вопросов (например: является ли дважды/трижды судимый преступник рецидивным уголовником?) в руки администрации тюремного учреждения (или комиссии) на закрытом слушании, вне суда присяжных, или, другими словами, эти законы фактически являлись «Биллями об опале». Противоречие состоит в том, что согласно Конституции США:

«Ни один из штатов не может….принимать какие-либо Билли об опале»[23].

Безусловно, в лоне надлежащей правовой процедуры, законодательные органы ряда штатов имели право определить преступления и зафиксировать наказания[24], но в данных стерилизационных актах речь идёт не о представителях законодательных органов, а об администрации учреждения и медицинском персонале. «Экзаменационные комиссии» назначались администрациями учреждений, в которых отбывали сроки заключённые. Состав комиссий был разным, но в них всегда входили как минимум два врача. По закону штата Иллинойс, принятого чуть позже, комиссия «должна быть составлена из трёх человек, обладающих соответственно экспертными знаниями в биологии, патологии и психологии»[25], в проектах  законов штатов Пенсильвания и Огайо[26], такая комиссия должна была состоять из невролога, хирурга и главного врача учреждения[27].

Несмотря на откровенное противоречие федеральной Конституции по вопросу Билля об опале, в ведущих периодических журналах того времени, на полях которых развивались дискуссии сторонников и противников законодательства[28], данную проблему практически не обсуждали. Пожалуй реальным объяснением этому может послужить тот факт, что многие из этих периодических источников были откровенными «рупорами» набирающего обороты в США евгенического движения[29]. Однако находились те, кто подвергая критике конституционность законодательства, указывали, на то, что оно составляет Билли об опале. Так, Льюис Маршалл — Нью-Йоркский адвокат, писал:

«Я не сомневаюсь, что наложение такого наказания комиссией или администрацией учреждения, или любым органом правосудия, кроме суда, будет неконституционным. Моё устойчивое мнение в том, что суд, который выносит приговор заключённому, может один налагать наказание вазэктомией»[30].

Каковы же причины столь халатного принятия такого серьёзного законодательства?

Гносеологическими причинами разработки и принятия таких законов явились:

  • эволюционная теория Чарльза Дарвина;
  • идеи рационализма и научного прогресса которые произвели на свет то, что сегодня мы называем евгеническим движением.

Стерилизация логично и органично развилась из идей XIX века, таких как натурализм, национализм и нативизм. Основные положения Гегеля и Дарвина сделали природу и общество единством, подвергающимся научному исследованию, а «открытие наследственного гена сэром Френсисом Гэлтоном, обеспечило социологическое оправдание органическому превосходству»[31].

Джон Фиск, Лаймен Эббот[32] и Теодор Рузвельт популяризовали новую органическую теорию национальности в Соединённых Штатах. Социальные дарвинисты, такие как Джосайя Стронг[33], уверили американцев в их индивидуальном и коллективном расовом превосходстве, подчёркивая их социальные достижения.

Историческими причинами создания и принятия стерилизационного законодательства являлись: быстрое развитие промышленного капитализма в США, а также широкие экономические и социальные изменения, к которым оно привело. В особенности – постепенный поворот от политики невмешательства к регулируемому капитализму; культ эффективности, развитый в промышленной и социальной сферах; зарождение и развитие «нового среднего класса» — профессиональные менеджеры, научные эксперты, социальные работники, социологи, директоры различных организаций и фондов и т.д.

Краеугольным камнем «эры регулирования» являлось понятие эффективности — идеологии, которая перетекала во многие области, от охраны окружающей среды до городской политики, криминологии, образования и медицины. С понятием эффективности, концептуально было также связано понятие общественного контроля, который уравнивал порядок с более эффективным производством[34].

В глазах многих, потребность общественного контроля была подчёркнута угрозой, и реальной и предполагаемой, трудовых волнений, вызванных иммигрантами, концентрировавшимися в областях трущоб крупных городов. Городские трущобы стали приютом не только иностранных мигрантов, но и венерических заболеваний, алкоголизма, постоянных конфликтов культур и нравов, а также преступности. Поэтому консервативно настроенные американцы искали нативистические пути решения этих назревших проблем[35].

Помимо вышесказанного, необходимо отметить, что появление стерилизационных законов постоянно подпитывалось в обществе с полос ведущих периодических изданий, одобрялось известными учёными-евгенистами[36], а также всячески поощрялось создаваемыми евгеническими сообществами[37], которые финансировались известными бизнесменами и меценатами[38].

Принятые в ряде штатов в начале XX века, стерилизационные законы являлись проявлением евгенического движения, которое логично развилось из нативистических идей и социально-экономических изменений в стране в последней четверти XIX столетия.

Несмотря на единую идеологическую основу и законодательные истоки, стерилизационные законы были индивидуализированы и сильно отличались друг от друга, что привело к юридическим проблемам — отсутствию унифицированной терминологии и структурированной системы применения; различиям в перечне субъектов законодательства. Уязвимыми местами законов были положения о стерилизации заключённых, так как они противоречили восьмой поправке, а также первой статье (10 раздел) Конституции США.

Противоречие (всех законов, за исключением Мичиганского) на основе их «жестокости и необычности» является не фактическим, а возможным, так как в своей основе содержит распространённый в американской правовой системе случай – «широкой/узкой» трактовки нормативного акта. Если толковать поправку в узком смысле, то законы можно вполне считать конституционными, т.к. стерилизационные операции не приводили к физическим травмам, страданиям, нарушениям и неудобствам, а значит и не могли быть жестокими. Если использовать широкую трактовку восьмой поправки, то законы, безусловно, являлись жестокими, так как могли вызвать психологическую травму и душевные страдания. Помимо этого, стерилизация носила не правовой, а евгенический характер и могла быть несоразмерной мерой совершённому преступлению (скажем за кражу).

Противоречие первой статье Конституции США было фактическим, явным. В шести штатах они являлись или могли формировать так называемые «Билли об опале», что было запрещено Конституцией США.

Помимо этого, данные законы могли подвергнуть человека вторичному наказанию за одно и тоже нарушение. В этих законах было заложено опасное стремление к формированию недобровольных взаимоотношений, при которых одно лицо могло стать абсолютно подвластным желанию второго, особенно когда последнее могло принимать решения по осуществлению операций. Эти законы, по сути, сокращали права и неприкосновенность гражданина Соединённых Штатов, а полномочия по стерилизации преступников исходили из полицейской власти штата, а не из уголовного законодательства.

Стерилизационные законы, в той атрофированной форме, в которой они были приняты, в конечном итоге могли привести к тому, что отдельные реформаторы, побуждённые корыстными интересами или собственными специфическими представлениями об общественной пользе, могли видеть в перечне субъектов законодательства не полный список, который они захотели бы расширить.

Принятие таких законов было смелым и рискованным шагом американских законодателей. Однако, несмотря на одобрение актов законодательными собраниями штатов, можно считать, что американское общество, в целом «созрело» для принятия стерилизации как евгенической меры, но не как правовой. Целевая установка принятых законов была направлена не на предупреждение насильственных преступлений, а на очищение общества от «засоряющих» его второсортных, больных людей. Ярким примером в подтверждении этой теории служат данные о применении законов на практике. Имеющиеся исторические источники и литература показывают нам, что в шести штатах (Невада, Айова, Нью-Джерси, Нью-Йорк, Мичиган, Канзас) операции не проводились совсем[39]. Примечательно то, что в этот список входят те субъекты федерации, в законах которых разрешалось рассмотрение дела в суде или минимальные формы правовой защиты. В остальных штатах (Вашингтон, Индиана, Калифорния, Коннектикут, Висконсин, Северная Дакота) законы применялись, однако довольно трудно определить общее количество субъектов, которое было стерилизовано за эти годы. По некоторым данным, их минимальное число равнялось 839[40]. Однако из этого количества стерилизации подверглось всего двое заключённых, по одному в Калифорнии[41] и Вашингтоне[42].

Следует отметить, что несмотря на правовые лакуны, противоречие Конституции США, а также резкое осуждение со стороны либеральной общественности, принятые стерилизационные законы способствовали развитию евгенического движения в США, внесли определённый вклад в развитие уголовного законодательства, привели к эволюции отдельных методов, применяемых в уголовно-исполнительной системе не только США, но и в ряде других стран.

Примечания:

 

[1] Аспирант исторического факультета Национального исследовательского Томского государственного университета.

[2] Шевченко С. А. Проблема стерилизации американских заключённых в контексте конституционных противоречий США (1907-1914 гг) // Вестник Томского государственного университета. 2014. № 385. С 130-134.

[3]Hart H. Sterilization as a Practical Measure. A paper read before the American Prison Assotiation at Baltimore, November 12th 1912. New York: Russell Sage Foundation.P.3

[4] Hunter J. Sterilization of Criminals (Report of Committee «H» of the Institute) // Journal of the American Institute of Criminal Law and Criminology, Vol.5, No. 4, November, 1914. P. 514.

[5] G.S.B. Is Vasectomy a Cruel Punishment? // Michigan Law Review, Vol. 11, No. 2, December, 1912. P. 151.

[6] Hunter J. Ibidem . P. 515.

[7] Ibidem. P.518

[8] Ibid.

[9] Вазэктомия — хирургическая операция, при которой производится перевязка или удаление фрагмента семявыносящих протоков у мужчин. Эта операция приводит к стерильности при сохранении половых функций.

[10] Овариэктомия — удаление одного или обоих яичников у женщины. Операция может быть проведена совместно с удалением маточных труб (удаление придатков матки).

[11] Сальпингэктомия — хирургическое удаление фаллопиевых труб у женщин. Эта операция приводит к стерильности, так как созревшие яйцеклетки не могут попасть из яичников в матку.

[12] «Чрезмерные залоги не должны требоваться, чрезмерные штрафы не должны налагаться, и жестокие и необычные наказания не должны назначаться» (см. Конституция США. [электронный ресурс] — URL: — http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnstUS.htm — доступ свободный).

[13] Билль об опале — законодательный акт, согласно которому, конкретное лицо объявляется виновным в совершении преступления и приговаривается к наказанию без судебных процедур. Билль, фактически, передаёт функции определения вины и вынесения приговора внесудебным органам.

[14] G.S.B. Ibidem.

[15] Hart H. Ibidem. P. 874.

[16] Hunter J. Ibidem. P. 534.

[17] Hunter J., Belfield W. Sterilization of Criminals // American Bar Association Journal, vol. 2, No. 1, January, 1916. P. 128.

[18] Hunter J. Ibidem. P. 516.

[19] Ibid.

[20] Boston Ch. A Protest against Laws Authorizing the Sterilization of Criminals and Imbeciles // Journal of the American Institute of Criminal Law and Criminology, Vol.4, No.3, September 1913.P. 353.

[21] Hunter J. Ibidem..

[22] Boston Ch. Ibidem.

[23] Конституция США. [электронный ресурс] — URL: — http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnstUS.htm — доступ свободный

[24] Stevenson S. Is Vasectomy a Cruel and Unusual Punishment? // Journal of the American Institute of Criminal Law and Criminology, Vol.3, No.5, January 1913. P. 786.

[25] Draft of Sterilization Law for Illinois // Journal of the American Institute of Criminal Law and Criminology, Vol.7, No.4, November 1916. P. 611.

[26] Законопроекты в этих двух штатах не были приняты.

[27] Hunter J., Belfield W. Ibidem. P. 133.

[28] Например: «Журнал Американской медицинской ассоциации», «Журнал Южного регионального медицинского общества», «Журнал американского института уголовного права».

[29] Stevenson S. Ibidem. P. 785

[30] Eugenics Record Office, Bulletin 10 B. P. 73.

[31] Pickens D. The Sterilization Movement: The Search for Purity in Mind and State. 1967. P. 81.

[32] Джон Фиск (1842-1901) — американский писатель, философ. Профессор философии Гарвардского университета. Являлся социальным дарвинистом.

Лаймен Эббот — (1835-1922) — американский конгрегационалистский священник, редактор журнала, представитель либеральной теологии.

[33] Джосайя Стронг (1847-1916) — американский религиозный и общественный деятель. Сформулировал программу, соединяющую в себе социальную справедливость с призывом ко всемирной экспансии. Американская экспансия превращалась у Стронга в средство построения царства Божия на Земле.

[34] Allen G. The Eugenics Record Office at Cold Spring Harbor, 1910-1940: An Essay in Institutional History // Osiris, 2nd Series. Vol.2, 1986.P. 257.

[35] Pickens D. Ibidem. P. 79.

[36] Ричард Дагейл, Артур Эстабрук, Генри Годдард, Уильям Таккер, Уильям Хили, Чарльз Дэвенпорт и др.

[37] Офис евгенических данных, Американская ассоциация селекционеров, Американское евгеническое общество, Ассоциация евгенических исследований, Общество Гэлтона, Институт семейных отношений и Фонд улучшения расы.

[38] Мэри Хэримен, Эндрю Карнеги, Джон. Д. Рокфеллер-мл., Мэдисон Грант, Чарльз Гёте.

[39] Hunter J. Sterilization of Criminals (Report of Committee «F» of the Institute) // Journal of the American Institute of Criminal Law and Criminology. Vol.7, No.3, September 1916. P. 376-377.

[40] Имеются ввиду слабоумные, алкоголики и физически недоразвитые лица, находящиеся в психиатрических больницах, психологических диспансерах при тюремных учреждениях, а также на домашнем или государственном попечении. Из этого числа, 634 человека было стерилизовано в Калифорнии. По штату Северная Дакота данные отсутствуют.

[41] Myers Q. The President’s Address // Journal of the American Institute of Criminal Law and Criminology. Vol.5, No.5, January 1915. P. 680.

[42] Weems v. United states, 217 U.S., P. 373 [электронный ресурс] — URL: http://supreme.justia.com/cases/federal/us/217/349/case.html — доступ свободный.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *