США и Индия: Что изменится при Моди?

US President Barack Obama in India

Американо-индийские отношения менялись с течением времени. В период Холодной войны Индия стала одной из стран-основательниц Движения неприсоединения, вместе с Египтом, Индонезией, Югославией и др., целью которых было занять нейтральную позицию в условиях биполярного мира. Однако активные торговые отношения Индии с СССР в военной и гражданской сфере давали повод США воспринимать Индию как сторонницу социалистического лагеря. После окончания Холодной войны в 1991 году Индия взяла курс на либерализацию экономики.  С разрушением существовавших связей с СССР Индия столкнулась с необходимостью диверсифицировать внешнюю политику. Меры по либерализации экономики привели к экономическому росту страны, что в свою очередь привело к росту и ее политического влияния как в регионе, так и в мире. Индия стала членом группировки наиболее индустриально развитых государств G-20.

Обретение Индией экономического веса позволило США начать ее рассматривать как региональной силы для уравновешивания мощи Китая, поэтому их политика направлена на усиление Индии как региональной державы. Это отчетливо видно на примере индийской ядерной программы. Первые ядерные испытания, проведенные в 1998 году, безусловно, спровоцировали настороженность, тем более, что Индия отказалась от присоединения к Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ) и не допускала никаких сторонних проверок своих ядерных объектов. Индийская ядерная сфера попала в международную изоляцию. Однако с приходом администрации Дж. У. Буша, США начинает активное сотрудничество с Индией по нескольким направлениям, основным из которых становится атом. В 2008 году было подписан американо-индийский Договор о ядерном сотрудничестве, по которому США получили возможность инвестировать в ядерную энергетику Индии, а она, в свою очередь, предоставила возможность международным структурам осуществлять надзор своих ядерных объектов. Таким образом, усилиями США, атомная сфера Индии была выведена из изоляции и получила возможности для развития.

Помимо геополитического фактора, экономический рост и огромный ненасыщенный внутренний рынок Индии стал привлекать американских инвесторов. При администрации Дж. У. Буша товарооборот между странами утроился. США также заинтересовано и в экономическом укреплении Индии как ведущего игрока в регионе в противодействии с Китаем, а также для влияния на меньшие государства: Шри-Ланка, Бангладеш, Непал. Можно ожидать, что при обеспечении благоприятных условий с обеих сторон, торговая сфера американо-индийских отношений должна только укрепляться.

Однако нельзя сказать, что такие условия однозначно будут созданы. На данном этапе успех и наполненность двусторонних отношений Индии и США зависит, в основном, от внешнеполитического курса премьер-министра Индии.  Нарендра Моди, глава Бхаратия джаната парти – одной из двух крупнейших партий страны, одержал победу на выборах в мае 2014 года. Можно сказать, что развитие отношений США и Индии было под вопросом. Во-первых, администрация Б. Обамы не продолжило активной политики в отношении Индии, которая была начата Дж. Бушем-мл. Хотя первыми официальными гостями, которых Обама принял в Белом доме после занятия президентской должности в 2009 году, были индийский премьер-министр Монмахан Сингх с супругой, а также на поддержку кандидатуры Индии в постоянные члены Совета безопасности ООН, которую высказали США, динамика двусторонних отношений пошла на спад. Этому способствовал принятый Индией в 2010 году закон о гражданской ответственности в ядерной сфере, которая ужесточала ответственность поставщиков технологий на атомные объекты в случае аварии. Это было сделано для предотвращения трагедий подобных Бхопальской 1986 года, однако естественно, что это повлекло отток американских инвестиций из отрасли и снижению уровня сотрудничества. Во-вторых, были сомнения, что Моди начнет развивать отношения с США на позитивной ноте из-за того, что сам он являлся персоной нон-грата в Америке с 2005 года. Тогда он был обвинен американской стороной в попустительском отношении к мусульманским погромам в штате Гуджарат, где он занимал на тот момент пост главного министра. Также накануне парламентских выборов в Индии атмосферу американо-индийских отношений омрачил еще один дипломатический скандал, который спровоцировал антиамериканские настроения в индийской прессе.

Однако негативные прогнозы не подтвердились. Уже в сентябре 2014 года Нарендра Моди совершил официальный визит в Вашингтон. В свою очередь Б. Обама совершил свой второй визит в Индию в январе текущего года в качестве главного приглашенного гостя на военном параде в честь 65-летия Республики.

Приоритетность индийского направления во внешней политике США высока. Это можно судить по количеству визитов американских должностных лиц в Индию сразу после избрания там Нарендры Моди премьер-министром: летом 2014 года – визиты госсекретаря Джона Керри, вице-президента Джо Байдена, сенатора Джона Маккейна, министра обороны Чака Хейгела. Также показательным является второй визит Б. Обамы в январе 2015 года. Интересы США в Индии включают уже названное выше торговое партнерство, уравновешивание китайского потенциала в регионе, а также сотрудничество в военной сфере, сфере национальной безопасности, и в частности – борьбы с терроризмом. Также США рассчитывает передать Индии ведущую роль в урегулировании афганистанской проблемы после окончательного ухода американских сил из страны. Как видно, круг интересов большой, поэтому внешенеполитический курс Обамы во время его второго президентства критикуют за сворачивание индийского направления. Эксперты видят избрание нового премьер-министра в Индии – представителя другой политической партии страны (предыдущий премьер-министр Манмохан Сингх представлял партию Индийский национальный конгресс) – как возможность для «перезагрузки» американо-индийских отношений. Тот факт, что Моди решил начать отношения с США на позитивной ноте, оставив позади дипломатические скандалы, принял американских политиков, сам посетил Вашингтон, а Б. Обама стал первым американским президентом, прибывшим на парад Дня республики в Индии в качестве главного гостя.

Но нужно заметить, что Бхаратия джаната парти, возглавляемая Нарендрой Моди, характеризуется как партия «индуистского национализма», т.е. придя к власти, намерена защищать национальные интересы государства. Приоритетами своей политики новый премьер-министр назвал внутреннее экономическое развитие страны, решение проблем инфраструктуры, привлечение иностранного капитала для развития ядерной сферы, укрепление национальной безопасности. Те из этих приоритетов, которые могут быть реализованы в рамках двусторонних отношений с США, включают в себя развитие торговли, привлечение инвестиций в развитие инфраструктуры и другие области, сотрудничество по борьбе с террористическими группировками, базирующимися на территории Пакистана.

Очевидно, что интересы двух государств в двусторонних отношениях неравнозначны. Курс на экономическое развитие страны найдет свое отражение в отношениях с США. Это выразится в либерализации до известной степени налоговой и экологической политики в отношении иностранных инвесторов. Однако полной либерализации индийского рынка в торговой и финансовой сфере ожидать не приходится, потому что Индия опасается наращивания влияния американских ТНК на свою экономику и повторения техногенных катастроф, подобной случившейся по вине американской химической компании «Юнион карбайд» в 1984 году.

Также в Индии полагают, что США обладают политической волей для решения проблемы пакистанских террористов, которые действуют в Индии. США оказывают материальную, финансовую и военную помощь центральному демократическому правительству Пакистана, так как он исполнял роль надежного плацдарма при проведении пераций в Афганистане. США может оказать влияние на пакистанское правительство, чтобы оно укротило джихадистские группировки на своей территории. Нужно сказать, что сотрудничество одновременно с Индией и Пакистаном при нерешенном кашмирском вопросе было бы невозможно. Но США с успехом с этим справляется, реализуя свои интересы в партнерстве с одной и другой стороной. Именно для этой цели в 2005 году К. Райс удалось разделить сложившуюся единую политику США по отношению к Индии и Пакистану на два независимых курса.

Несомненно, правительство Индии имеет перед собой целью усиление регионального и глобального влияния Индии. Однако тесное партнерство с США в военно-стратегической и экологической сфере маловероятно. Об этом говорит активизация деятельности Индии в рамках БРИКС, где недавно был создан банк развития как альтернатива  МВФ. Принимая во внимание укрепляющиеся отношения государств внутри БРИКС, можно утверждать, что Индия не будет расширять четырехсторонние переговоры с США, Японией и Австралией, а также в рамках ВАС по военно-стратегическому сотрудничеству. Причина кроется в различиях экономического т исторического развития. Если колоссальное различие в экономическом плане дают Индии основания беспокоиться за независимость и выживаемость некоторых секторов внутреннего рынка страны при либерализации торговых отношений США в той степени, какой для них желательна, то в историческом плане Индия остается постколониальной страной. Именно поэтому Индия будет наращивать свое политическое влияние в регионе, и экономическое –  в мире, однако будет с осторожностью использовать для этого инструмент американской помощи. Так, по словам Р. Богса (R. Boggs), действия индийского правительства и американские интересы, например, по соблюдение прав человека на Шри-Ланке, борьбе с исламским экстремизмом в Бангладеше, по стабилизации политического режима в Непале, совпадают. США выступает за демократизацию региона, в то время как Индия действует в этом направлении только до того момента, когда во главе государства стоят проиндийские элиты. В противном случае, Индия поддерживает террористические группировки внутри этих государств, как маоистов Непале и тамильцев на Шри-Ланке. Поэтому Индия не будет приветствовать расширение американского присутствия в субрегионе, считая его зоной своего влияния и стратегического интереса.

Хотя видится, что США будут тем не менее всячески способствовать наращиванию экономической и политической мощи Индии, даже если она будет успешно ограничивать американское влияние на свою политику, так как основной целью США является уравновешивание Китая силами Индии. Если говорить о китайско-индийских отношениях, их можно охарактеризовать как конкурентные, но далеко не конфронтационные. Видится, что у Индии действительно есть все шансы стать реальным экономическим конкурентом Китаю, учитывая человеческие, природные ресурсы страны и потенциал развития. Однако вопрос стоит в том, будет ли целью нового индийского правительства наращивание здоровой конкуренции со своим северным соседом. Возможно, в силу особенностей миролюбивого индийского менталитета даже в территориальном конфликте на границе с Китаем  индийское правительство заняло пассивную позицию. Участок границы с индийской стороны плохо охранялся, что привело к нарушению китайской стороной Линии фактического контроля, с чем индийское правительство молчаливо согласилось, что вызвало негативную реакцию общественности. Китай, в свою очередь, позиционирует Индию как «стратегического партнера, а не конкурента». Культурная общность Китая и Индии как древнейших цивилизаций, отсутствие открытого соперничества, которое не усиливается даже при наличии территориального спора, а также совместная деятельность в рамках БРИКС должна настораживать США.

Более того, так же как и китайскую внешнюю политику, курс Индии характеризует направленность на экономическое сотрудничество и военное невмешательство. Поэтому вряд ли можно полагать, что США удастся убедить на первый взгляд лояльное к себе правительство Моди руководить процессом восстановления в Афганистане. Известно, что по этой же причине Индия не участвует в других военных столкновениях в ближневосточном регионе. Единственная сторона, с которой Индия имеет вооруженный конфликт, это Пакистан. Тем не менее, Индия продолжает наращивать вооружения. По словам экспертов, Индия диверсифицирует пути поставки вооружений. Неизменным партнером в данной области остается Россия, ими становятся Израиль, Франция, США. Таким образом, поставка вооружений является еще одной сферой потенциального сотрудничества США и Индии во главе с правительством Моди. Однако по результатам последнего визита Б. Обамы в Индию запланированные контракты на поставку вооружений подписаны не были.

Таким образом, с одной стороны обе стороны заинтересованы в обновлении двусторонних отношений. Примечательно, что индийский вектор американской внешней политики имеет весомую поддержку, т.к. необходимость его развития признают представители и Республиканской, и Демократической партий США. Правительство Моди тоже заинтересовано в привлечении американских инвестиций в индийскую экономику и промышленность, американском влиянии  на правительство Пакистана в пользу Индии. Однако Моди намерен диверсифицировать внешние связи, и отказываться от прежних внешнеполитических линий, таких как активное участие в БРИКС, невмешательство в затяжные дорогостоящие конфликты, единоличное влияние на ближайших своих соседей в регионе, партнерские отношения с Китаем, не собирается.  Исходя из этого, можно предположить, что дальнейшие переговоры по расширению сфер двусторонних американо-индийских отношений могут привести к положительному результату при взаимных уступках, но очевидно, что прогресса в желательной для США мере не предвидится.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *