Про-иранское лобби в период президентства Барака Обамы.

04559813

Общая характеристика. Возобновление политического диалога США с Ираном стало серьезным внешнеполитическим достижением администрации Барака Обамы. Большинство американских экспертов по Ближнему Востоку в многочисленных публикациях подчеркивали, что Вашингтон и Тегеран объективно созрели для диалога и переговоров. С одной стороны, неолиберальная элита во главе с Обамой, в отличие от предшественников, изначально делало ставку на дипломатию в контексте решения иранского вопроса. С другой – важно рассмотреть фактор влияния про-иранского лобби на принятие политических решений в администрации Белого дома. В данном аспекте, в роли лоббистов выступают следующие влиятельные организации: Американо-Иранский Совет (АИС),  Национальный Иранский Американский совет (NIAC),  Совет по Американо-Исламским отношениям (CAIR), Союз против санкций и военной интервенции в Иран и Центр новой американской безопасности (CASMII). Многие члены этих организаций считаются авторитетными учеными и экспертами, которые работают в различных отделениях Государственного департамента.

Более того, про-иранское лобби имеет тесные контакты с ведущими мозговыми центрами Америки. Так, НИАС пользуется политической поддержкой со стороны центра «Сабан» при Институте Брукингса, Фонда Карнеги за международный мир, Совета по международным отношениям, Института науки и международной безопасности и Центра «Вудро Вильсона». Вышеперечисленные центры, имеющие серьезный академический и политический вес, последовательно выступают против военного варианта решения ядерной программы Ирана. В связи с этим важно отметить, что ведущие иранские организации в Америке имеют широкие контакты с Верховным советом иранцев, проживающих за рубежом. Данная организация была создана при непосредственном участии официального Тегерана с целью координации работы отдельных групп общин в Европе и Северной Америке. Благодаря этим связям, Иран  получил непосредственный доступ к американской лоббистской среде.

О том, что официальный Тегеран включился в процессы внутри иранской диаспоры, подтверждается рядом публикаций в государственной газете «Fars News Daily». Еще в марте 2007 года вышла редакторская статья, где говорилось о том, что «НИАС – это неправительственная организация со штаб-квартирой в Вашингтоне, которая была основана для противодействия Американо-Израильскому комитету по общественным делам (АИКОД) и лоббированию интересов Ирана в США». В той же статье говорится о «чрезвычайной необходимости» консолидации потенциала диаспоры вокруг НИАС, которая «преследуется» неоконсерваторами. Примечательно, что наряду с постулатами о значимости общинного ресурса, прослеживается жесткая критика тех иранских организаций, которые выступают против исламского режима. Данный факт имеет особое значение, ввиду того, что Тегерану удалось расколоть диаспору и создать в расколовшиеся части дискурс о необходимости защиты интересов исторической Родины.

Чтобы придать лоббистской деятельности более независимый характер, иранцы добились поддержки со стороны нейтрального и влиятельного Совета по Американо-Исламским отношениям. Но, в отличие от общинных групп, лидеры САИО предпочитают не иметь прямых контактов с представителями иранского политического истеблишмента. Подобная избирательность продиктована тем, что САИО была создана с поддержки Государственного департамента для решения конкретных политических задач внутри мусульманских общин Америки. Исходя из этого, прямая связь организации с иранскими властями автоматически ставило вопрос о закулисной политике Белого дома. Поддержка Тегерану со стороны этой организации осуществляется методами firm-lobbying, когда САИО привлекает к лоббированию отдельные компании, представляющие лоббистские услуги. В основном, в роли постоянной фирмы посредника выступает «Ferguson Group». При этом Госдеп, курируя деятельность Американо-Иранского совета, был заинтересован в относительной самостоятельности НИАС как в отношениях с Тегераном, так и с САИО.   Лишь в редких случаях и с непременного одобрения администрации президента, члены САИО делают публичные заявления по иранской тематике. Так, члены организации официально присоединились к НИАС во время визита экс президента Ирана Мохаммеда Хатами в США в 2006 году. Лозунг организаций «Дипломатия, а не война с Ираном» активно освещался либеральными масс-медиа и был проигнорирован консервативными СМИ.

Отметим, что среди завяленных гостей на встрече с Хатами был президент Исламского сообщества Северной Америки и член Совета правления САИО Сейид М. Саид, которого считают неофициальным послом Белого дома в мусульманском мире. Его присутствие означало, что США допускают возможность диалога при определенных обстоятельствах. А тот факт, что встреча проходила с уже бывшим на тот момент президентом, позволило администрации избежать возможного конфликта с Израилем и лидерами АИКОД. Интересно, что лозунг о необходимости дипломатического решения ядерной программы поддержали такие влиятельные политики, как бывший посол США в Саудовскую Аравию Чарльз Фриман – ныне лоббист и член  Высшего совета правления Американо-Иранского Совета (АИС), председатель Центра по контролю оружия и нераспространения генерал-лейтенант Роберт Гард и сенаторы Барак Обама и Чак Хейгел. В дальнейшем победа сенатора Обамы на президентских выборах и выдвижение Хейгеля на пост министра обороны в период его второго срока повысили шансы на исключительно политическое решение иранской проблематики.

Роль и место «АИС». Необходимость в лоббистском ресурсе испытывал не только Иран, но и официальный Вашингтон. Как ни парадоксально, стороны не мешали друг другу формировать группы влияния для решения различных политических задач. Несмотря на отсутствие дипломатических отношений  с периода свержения шаха в 1979 году, Америка не рассматривала Иран как потерянное или вражеское государство. В ключевых докладах Государственного департамента и различных резолюций Конгресса всегда подчеркивалось настороженное отношение исключительно к режиму и отдельным руководителям, а не стране. В свою очередь и в Иране всегда принимали в расчет как наличие большой американо-иранской общины, так и политические возможности США как глобального лидера. Исходя из парадигмы понимания, что политика – искусство возможного, Вашингтон и Тегеран стремились сохранять и расширять каналы связи друг с другом. Одним из таких каналов стал Американо-Иранский Совет,  созданный в 1997 году с финансовой поддержки транснациональных корпораций «Aramco» и «Chevron Texaco».   

Чтобы понять уровень политического влияния данной организации, достаточно сказать, что в разное время членами правления были экс госсекретарь Мадлен Олбрайт, действующий вице-президент Джозеф Байден, нынешний госсекретарь Джон Керри, экс министр обороны Чак Хейгел и т.д. На сегодняшний день председателем организации является сенатор Беннет Джонстон, а в состав Совета правления входят: 5 действующих и бывших  чиновников Госдепа — Ричард Далтон, Чарльз Гаргано, Ричард Мерфи, Чарльз Фриман, Роберт Хантер; вице-президент «Chevron» Ричард Матцке, бывший министр здравоохранения и социальных дел Донна Шалала и бывший президент Корпорации Карнеги Девид Гамбург. Примечательно, что основатель организации, доктор Хушанг Амирахмади, имеющий широкие связи в иранском истеблишменте, был близким соратником  и другом президента Махмуда Ахмадинежада. В целом, организация видит свою миссию в «обеспечении устойчивого диалога и глубокого понимания американо-иранских отношений». Лозунг «Продвижение понимания и диалога» подразумевает, что Соединенные Штаты и Иран должны принимать в расчет общие интересы, которые должны превалировать над различиями.  

Иными словами с подачи Белого дома и при поддержке влиятельных бизнес элит была создана влиятельная лоббистская организация, способная поддерживать баланс интересов в отношении израильского лобби. Интересно, что во время своего визита в Иран в ноябре 2008 года Хушанг Амирахмади дал интервью газете «Eternad», в котором отмечал «Важность президентских выборов для будущего ирано-американских отношений». Он сравнил грядущие выборы со сценой из фильма в «Базар» и призвал Иран «действовать быстро, но аккуратно». Амирахмади также заметил, что в Америке у Ирана много друзей, которые осознают необходимость нахождения окончательного решения всех спорных вопросов. Действительно, будучи кандидатом на пост президента, Обама во время своего выступления в «Macomb Community College» 14 мая 2008 года отметил: «Я друг Израиля, но я не враг Ирана». После этого выступления президент Американо-Иранского Совета с поддержки мичиганского конгрессмена Девида Бониора организовал встречу Обамы с имамом Хасаном Казвини, который отметил, что «очень рад тому, что в Америке становится больше политиков, осознающих необходимость мира».   

Помимо политического лоббизма, члены АИС вели активную работу с ведущими мозговыми центрами. Так, Центр «Сабан» при Институте Брукингса уже в начале декабря 2008 года выпустил доклад «Восстановление баланса – Стратегия на Ближнем Востоке для следующего президента» (Restoring the Balance—a Middle East Strategy for the Next President). В докладе под редакторством президента Совета по международным делам (СМД) Ричард Хааса и директора Центра  «Сабан» Мартина Индика были затронуты арабо-израильский конфликт, иранская ядерная программа и проблема борьбы с терроризмом. Члены СМД Рей Такейх и Сюзан Мэлони, описывая иранскую проблематику, настоятельно призывают будущую администрацию и президента наладить политический диалог с иранским правительством. После этого, Рей Такейх многократно писал статьи для «New York Times» и «Washington Post» и выступал на CNN и BBC, заявляя, что диалог с Ираном неизбежен. Благодаря финансовым возможностям АИС были организованы многочисленные встречи Такейха с высокопоставленными чиновниками и конгрессменами. Неудивительно, что став президентом, Обама назначил его старшим советником госсекретаря по ближневосточным вопросам.      

Кроме Такейха, Обама также выдвинул члена АИС Чарльза Фримана на должность председателя Национального совета по разведке. Это назначение вызвало негативную реакцию со стороны Израиля и еврейского лобби. Конгрессмены Стивен Исраэль и Марк Кирк направили письмо в администрацию, требуя от президента пересмотреть назначение на столь высокую должность «дипломата, который негативно высказывался об Израиле и открыто лоббирует интересы Ирана и Саудовской Аравии». Не получив положительного ответа, АКИОД добилось от Конгресса проведения открытых слушаний по вопросу назначения Фримана. В итоге, его кандидатура была отозвана. Но, несмотря на это, он остался одним из наиболее приближенных к Обаме советников по Ближнему Востоку.  

Другой про-иранский лоббист Чак Хейгел является одним из редчайших примеров того, как законодатель республиканец открыто выступает против давления и санкций в отношении государства, «представляющей угрозу миру и стабильности». Так, будучи сенатором, он выступал против увеличения военно-технической помощи Израилю и включения Хезболлы в список террористических организаций. Комментируя  для Fox News критику президента Антидиффамационной лиги Абрахама Фоксмана по поводу того, что он не поддерживает Израиль и симпатизирует Ирану, Хейгел заявил: «Я американский сенатор, а не израильский». Израильское лобби вдвойне опасалось личной дружбы Обамы и Хейгеля. Ведущий американские аналитики серьезно и небезосновательно прогнозировали, что Обама выдвинет Хейгеля на должность госсекретаря. В конечном счете, лишь субъективный фактор Хиллари Клинтон связал новому президенту руки. Звездный час Хейгеля наступил после переизбрания Обамы в 2012 году. Его назначение на должность главы оборонного ведомства стало для многих сюрпризом. Как и в случае с Фриманом, израильское лобби не сумело блокировать его назначение в рамках Конгресса.

По мере укрепления организации в нее начали привлекаться влиятельные чиновники, дипломаты, губернаторы отдельных штатов, ученые, правозащитники, представители СМИ и т.д.  Параллельно лидеры АИС и НАИС активно работали над вербовкой лоббистов в Конгрессе.

За период 2008-2012 гг. интересы Американо-Иранского совета в различных комитетах Палаты представителей и Сената продвигали 52 влиятельных конгрессмена (48-демократов, 4-республиканца).  Таким образом, АИС получил серьезных лоббистов, как в Западном крыле, так и на Капитолийском холме.

Для президента Барака Обамы укрепление АИС было чрезвычайно важным по нескольким причинам. Во-первых, через членов АИС Вашингтон направлял необходимые сигналы в Тегеран и показательное укрепление в виде назначений Фримана, Хейгеля, Мерфи и Миллера означало готовность администрации к переговорам. Во-вторых, осознавая реакцию и ответные шаги израильского лобби, было важным укрепить тылы и смягчить удар по Белому дому. По замыслу администрации лоббисты АИС в Конгрессе должны были принять самые тяжелые удары на себя, что и произошло.

Многочисленные попытки сенаторов Роберта Менедеса и Марка Кирка продавить резолюцию с новым пакетом санкций против Ирана в преддверие встречи американской и иранской делегаций в Женеве, окончились неудачей. В связи с этим, израильское лобби на некоторое время отошло от критики администрации и лично Обамы и сосредоточилось на Конгрессе. В конечном итоге, подписание Женевских соглашений с Ираном в 2013 году и успешное завершение мартовских переговоров в Лозанне стало победой администрации Обамы и Американо-Иранского Совета и первым крупным провалом про-израильского лобби. Сегодня АКИОД пытается переиграть всю партию, пользуясь победой республиканцев на промежуточных выборах в Конгресс в 2014 году. Сделать это будет крайне сложно, ввиду того, что иранский вопрос целиком и полностью находится в орбите Белого дома. В этой ситуации, максимум, что может сделать израильское лобби – продвинуть законопроект Крика-Менедеса на уровне Конгресса. Конечно, подобный шаг может вызвать раздражение в Тегеране. Но, даже это раздражение будет компенсировано правом вето, которое президент Обама наложит на любой законопроект, направленный на срыв переговорного процесса

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *