Политика США в Центральной Азии — активизация или отдаление ?

President Obama meeting with advisors in the Oval Office.

Внешнеполитические связи стран Центральной Азии после украинского кризиса претерпели ряд изменений. Данный кризис, впрочем, доказывает извечную гипотезу о том, что: «для некоторых стран Центральной Азии — многовекторная политика имеет временные рамки». Нынешняя ситуация, обусловленная кардинальными изменениями на постсоветском пространстве, позволяет уделять активное внимание Вашингтону. Соединенные Штаты играют важную роль в регионе. В  тоже время, политику Вашингтона оценивают по-разному. Экспертные сообщества многих стран СНГ двояко  видят роль США в регионе, одни видят в ней попытку доминировать, и, если это возможно, «оторвать» регион от зависимости Москвы и Пекина, другие же, видят ее как стабилизирующего игрока, который в своей политике стремится совместно решать проблем региональной безопасности со странами ЦА.

Для того чтобы разобрать суть тенденций американской дипломатии в Центральной Азии, мы сосредоточимся на опыте Узбекистана, Казахстана и Кыргызстана. Анализ сотрудничества с этими странами позволит пролить свет на основные аспекты американской стратегии в регионе.

Активизация США в Центральной Азии началась после распада Советского Союза и обретения независимости государствами региона. Изначально, каждая страна региона смотрела на Вашингтон как на эталон для подражания. В тот же период в Центральной Азии активизировались другие державы: Турция, Иран, Китай, Южная Корея и Индия. Соединенные Штаты в своей политике по отношению к новым независимым странам не сразу выработали стратегическую цель, т.к. рассматривали регион исключительно в качестве сферы российского влияния и надеялись, что, успешные экономические и политические реформы в России автоматически повлияют и на страны региона. Этим объясняется их медленная политика и краткосрочное сотрудничество в  регионе.

Американская внешняя политика по Центральной Азии выстраивалась,  развивалась и, зачастую, заходила в тупик по следующим направлениям: политическое, военное, экономическое направления, а также сотрудничество в области защиты прав человека.

США, главным образом, внимательно наблюдали за ходом реформ в самом регионе, а также, поощряли самостоятельную региональную интеграцию. Взаимоотношения США с ключевыми странами региона можно объяснить следующими словами — « высокие надежды и взаимные разочарования».

Если США на начальном этапе активно поддерживали и всячески содействовали региональной интеграции, то тогдашние лидеры в большой степени выстроили разнонаправленную внешнеполитическую ориентацию. После распада СССР на начальном этапе независимости, все страны пытались решать региональные проблемы сообща, без посредничества нерегиональных держав. В декабре 1991 г. страны Центральной Азии создали интеграционное объединение Центрально-азиатский союз ( ЦАС_)- Данный процесс прошел ряд этапов своей институционализации: Центрально-азиатский союз, Центрально-азиатский экономический союз, Организация Центрально-азиатского сотрудничества (ЦАС-ЦАЭС-ОЦАС), и политическое объединение было объявлено руководителями стран одним из главных приоритетов. руководители провозглашали, что дело уже  к политическому объединению. Причиной провала этого процесса Вашингтон считал постоянную конкуренцию между Ташкентом и Астаной, и равномерно отдалился на время от инициативы поощрения интеграции в регионе. В то же время, Вашингтон активно начал продвигать интересы своих энергетических ТНК в регионе.

Расцвет лоббирования проталкивания интересов компаний  достиг верха к 1997 году. Главным идейным стержнем выступала мысль принудить администрацию Клинтона активизировать политику по отношению к Центральной Азии, а продвижение нефтяных интересов американских корпораций сделать кредо данной политики. Необходимо напомнить, что именно в 1997 году регион Каспия был объявлен сферой “национальных интересов” США. Наиболее сильную активизацию и вхождение Вашингтона  в Центральную Азию можно наблюдать после 11 сентября 2001 г. Именно тогда США запустили процесс разработки новой стратегии по Центральной Азии. Политическая активизация способствовала постоянному присутствию Вашингтона в регионе, наращиванию своего влияния, а в долгосрочной перспективе переформатированию региона.

Военная сфера. США в своей стратегии по Центральной Азии поставили несколько целей, по каждому направлению вели серьезные дебаты, в то же время сотрудничали со странами региона по недопущению дестабилизации во внутренней политики. В тоже время, ряд причин не позволил укрепить достижения, и фактически закрепиться в странах региона.  Узбекистан всегда рассматривался  Вашингтоном как потенциальный лидер в регионе. В силу  унаследованного наследия вооружений и военной инфраструктуры СССР, официальный Ташкент обладал, и по сей день обладает, мощными вооружениями в регионе. Отношения между Вашингтоном и Ташкентом до 2005 года, были во многом прагматичными и наиболее успешными. Фактически столкнувшись один на один с угрозой исламизма в 1999 г. и разочаровавшийся эффективностью ДКБ Ташкент отказался продлевать договор.. В том же году Узбекистан вступил организацию, которую продвигали США как альтернативу СНГ – ГУАМ, которая после вступления Узбекистана стала именоваться как  ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдова). В целом, Ташкент еще после ухудшения отношений с Турцией в середине 90-х гг. отказался от политической ориентации целиком на одну державу и выработал внешнеполитическую комбинацию, которая предполагает партнерство равное с тремя четырьмя державами и не вовлечение в их “игры” друг против друга.

После кризиса во взаимоотношениях Ташкента и Вашингтона в 2005 г. военное сотрудничество между двумя странами сошло на нет. Ташкент потребовал вывести войска и закрыть военную базу в Ханабаде. Данная база была впоследствии переведена в Кыргызстан. Для США этот момент был действительно тревожным. Вашингтон не мог просто позволить вхождения Узбекистана, одной из ключевых стран региона в орбиту российского влияния.

Именно после этих событий Вашингтон начал активно наращивать связи с Казахстаном., Укрепление двухсторонних отношений охватывали ряд ключевых направлений. Это энергетическое сотрудничество, сотрудничество в области модернизации вооружения, а также сотрудничество в области нераспространения ядерного оружия. Как известно, данное направление играло весьма важную роль в вопросах региональной безопасности. Американская сторона совместно с Россией внесли весьма существенный вклад в деле вывода ядерных ракет с территории Казахстана в начале 90-х гг. Более того, американская сторона поддерживала инициативы Президентов Узбекистана и Казахстана  о создании зоны свободной от ядерного оружия в Центральной Азии.  Как известно, Договор вступил в силу  с 21 марта 2009 г. Учитывая актуальность заострения внимания мирового сообщества на проблеме разоружения и нераспространения оружия массового уничтожения, а также для повышения своего имиджа, Казахстан содействовал к переговорам между шестеркой (США, Россия, Германия, Франция, Китай, Великобритания, ЕС) и Ираном. Площадка, предоставленная казахстанской стороной, положительно воспринималась со стороны Вашингтона.  Официальные лица Вашингтона в своих выступлениях по ядерному разоружения часто приводят пример Казахстана, как страны, добровольно отказавшейся от ядерного оружия.

С Таджикистаном  и Кыргызстаном  США поставили свои отношения  на прочную основу. Душанбе и Бишкеку была оказана помощь национальной пограничной службе и финансирование для  реализации ряда транспортных и гуманитарных проектов.

С другой стороны, между лидерами США и странами Центральной Азии не сложились особые личные связи. Более того, сохраняется обида, так как ни один президент США не совершал свой визит ни в одну страну Центральной Азии –  зачастую визит высокопоставленных лиц в регион осуществлялись госсекретарем, профильными помощниками госсекретаря и чиновниками из Пентагона.

Сохраняющиеся проблемы, зачастую не решаются и по вине самих стран Центральной Азии, обоюдные проблемы можно объяснять следующими факторам:

  • Очень слабое лоббирование интересов стран регионов в США. Как известно, различные диаспоры, проживающие в Соединенных Штатах, активно участвуют в политической жизни страны, а также лоббируют интересы своей исторической родины. Здесь особо нужно отметить еврейскую, армянскую, греческую и польскую диаспоры. Несмотря на то, что  центрально-азиатская диаспора многочисленна, она во многом разобщена, или же работает во вред правительствам своих исторических родин. Более того, политический климат в странах региона, зачастую по объективным и субъективным причинам мешает достигнуть наибольшего взаимопонимания.
  • У Соединенных Штатов отсутствуют ясные стратегические цели. Зачастую Вашингтон продвигает стратегию «Большая Центральная Азия » инициатором которой являлся небезызвестный Фредерик Старр, или же новую помощника  заместителя государственного секретаря   по Южной и Центральной Азии Роберта Блэка – «Central Asia: Toward a Great Gain, Not a New Great Game», то есть “Большие возможности”, а не “Большая Игра”. Впервые эту инициативу в 2012 г.  господин Блэк огласил в университете Индиана, а уже в Центральной Азии в 2013 г. в Ташкентском Университете мировой экономики и дипломатии. Данная инициатива не нашла полного понимания среди стран региона, так как, во многом повторяла давние тезисы США по Центральной Азии. А инициативы Большой Центральной Азии или Большого Ближнего Востока государства региона вовсе отвергли, посчитав, что для них нет никакой заинтересованности в стратегии, где их желают связать с регионом и страной с нестабильной обстановкой. А инициативы «Большой Центральной Азии» или «Большого Ближнего Востока» государства ЦА отвергли, не желая быть связаны с нестабильными регионами и странами.

Экономическая часть: Траектория экономических связей США со странами региона вращалась в основном вокруг энергетики (участия американских нефтяных ТНК в Казахстане), добычи полезных ископаемых, в основном золотодобывающая отрасль в Узбекистане, и в сфере переработки  хлопка. Американские транснациональные компании во многом лоббируют инвестиции в энергетические проекты Центральной Азии, особенно они  активны в Казахстане, в то же время требуют и вхождения на рынки Туркменистана и Узбекистана. Здесь также следует отметить экономическую помощь США некоторым странам региона. Если американская финансовая помощь ЦА в начале 90-х гг. была существенно ниже, чем, например, Украине и России (до 11 сентября сумма помощи состояла из 4.1 миллиарда), то после начала операций против Талибов финансовая поддержка росла стабильными темпами. Налаженная финансовая помощь странам Центральной Азии постепенно начала сокращаться. Финансовая помощь в абсолютном и процентном отношении существенно была ниже чем странам Южного Кавказа. Ситуация постепенно начала выравниваться после постепенного налаживания связей между США и Западом в 2008г. Тогда же, между Ташкентом и Вашингтоном были достигнуты соглашения об уничтожении токсичного окислителя ракетного топлива–меланжа, что позволило активному вовлечению официального Ташкента к участию в инфраструктурных проектах Афганистана  по строительству железных дорого, реконструкции мостов, а также по налаживанию работ и строительство новых ЛЭП.

 Американская война против Талибов во многом сыграла на руку странам региона, это благоприятствовало уничтожению их противников в Афганистане, а также приумножению политического капитала перед США.

Для США Центральная Азия во многом ограниченная территория во времени и пространстве, даже если они там участвуют активно, и продвигают различные инициативы. Анализируя внешнею политику США в регионе, можно сделать несколько выводов:

Первое: Многовекторная внешняя политика государств Центральной Азии имеет временные рамки. Под чьим они будут влиянием дело времени. Турбулентное состояние растет, продвигаются противоречащие инициативы, следовательно, будет рост конкуренции за активное присутствие в регионе;

Второе: США фактически «ушли» из Центральной Азии, когда поняли что им все равно придется уйти и закрыть свою военную базу в Кыргызстане, то они попытались сделать своеобразный «заход» через Узбекистан. К примеру, в марте 2015 г. Ташкент посетил чиновник Пентагона ……именно после этого, многие аналитики заговорили о возможном открытие военной базы США в Узбекистане.

Третье; США отлично понимают, что ключи от региональной безопасности находятся в руках Узбекистана и Казахстана и что без активного сотрудничества с этими странами, Вашингтон не сможет сохранить региональную стабильность, особенно после укрианских событий. Более того, сейчас в регионе сложилась парадоксальная ситуация. Если раньше говорили о том, что за лидерство в регионе традиционно существует конкуренция между Астаной и Ташкентом, то сейчас об этом мало кто говорит, или же, вовсе забыли об этом. Данная конкуренция уже постепенно сходит на нет, а взаимодействие Астаны и Ташкента постепенно набирает обороты.

Четвертое; в среднесрочной перспективе,  Соединенные Штаты не будут продвигать или настаивать на многостороннем формате. Как бы это не звучало, но страны Центральной Азии, да и всего постсоветского пространства не в состоянии работать и не научились работать в многостороннем формате. Ставка будет ставится на тандемизацию сотрудничества или на двухсторонний формат.

Пятое; США будут и дальше продолжать симбиоз демократической риторики, с одной стороны, и одновременным сотрудничеством в области безопасности, направленным на сохранение стабильности существующих режимов.

Официальные лица США уже заявили, что будут пересматривать свою политику по Центральной Азии. В то же время, в своих инициативах, американцы стараются повторно привязать Афганистан к региону Центральной Азии. Данная позиция не может встретить единого понимания и, следовательно, торможение отношений в многосторонних форматах будет продолжаться.

США уже сняли ограничения на поставки вооружения Узбекистану, поддерживают реформирование узбекской армии по натовским стандартам. Примечательно, что в Ташкенте с 2014 г. начало функционировать региональное информбюро НАТО. Это говорит о том, что, несмотря на сложные двухсторонние отношения, в случае хороших связей с крупными региональными странами могут иметь успех проекты по обеспечению региональной безопасности, развитию инфраструктуры проектов в Афганистане.

На сегодняшний день, США также заинтересованы в активном вовлечении в регион ЦА крупной азиатской державы Индии, т.к. страна традиционно с подозрением относится к активизации Китая. Более того, традиционный формат ШОС, где ЦА фактически “находились под колпаком” России и Китая стремительно меняется. На данный момент организация охватывает все больше других  стран ЦА, что играет на руку акторам, заинтересованным в препятствовании «монополии на влияние» в регионе.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *