Республиканцы между двух огней

CedvPrgXEAAPytp

Между двух огней: отношение республиканской партии к лидерам внутрипартийной президентской гонки.

С начала праймериз республиканской партии прошло уже более двух месяцев. В ходе предвыборной гонки в стане республиканцев определилось два кандидата на президентскую номинацию ‒ бизнесмен Дональд Трамп и сенатор от штата Техас Тед Круз. Главной проблемой, волнующей многих экспертов, является вопрос о позиции республиканской партии по отношению к кандидатам. В тоже время избиратели недоумевают, почему большинство конгрессменов и видных функционеров республиканской партии до сих пор не обозначило свою поддержку по отношению к лидирующим кандидатам? Чем обусловлена молчаливая позиция партии? Вследствие того, что проблема затрагивает обоих кандидатов, следует рассмотреть положение их президентских кампаний и отношение к ним республиканской партии.

Дональд Трамп является показательным примером «непослушного и отбившегося от рук» кандидата. Во-первых это финансово независимый кандидат, самостоятельно спонсирующий свою кампанию. Более того, Трамп в течении многих лет являлся финансовым донором республиканской партии. В целом, именно на этом факторе строится его предвыборная платформа ‒ он говорит то, что хочет сказать и делает это в такой манере, какую хочет видеть американский избиратель. С начала президентской гонки, посредством своих противоречивых высказываний, Трамп показал, что стоит на позициях далёких от республиканского партийного руководства. Его высказывания зачастую переполнены ультраправыми заявлениями которые очень быстро впитываются американской общественностью, вне зависимости от идеологической и партийной предрасположенности, жизненной позиции или религиозной принадлежности избирателей.

Так, одним из самых известных заявлений Трампа явилось предвыборное обещание построить стену на границе с Мексикой за средства этой республики. Известна его жёсткая позиция по экстрадиции нелегальных иммигрантов и запрещению въезда в США мусульманам. Трамп также стал особо известен своей симпатией к трудам фашистского лидера Бенито Муссолини и компромиссной позицией к расистской американской организации Ку-Клукс-Клан.

Как это ни странно, шокирующие и противоречивые заявления являются главным оружием Трампа в предвыборной борьбе. Развивая многочисленные дискуссии в американском обществе, они делают его популярным. Жёсткая позиция Трампа, отвергающая всё политическое приличие, партийную субординацию и социальную корректность привлекает к себе простых белых американцев. Поэтому важным фактором, отдаляющим республиканскую партию от избирательной кампании бизнесмена является его непредсказуемость. Представители партии не могут открыто поддержать Дональда Трампа, поскольку никто толком не знает, что он скажет на многомиллионную аудиторию в следующий раз. Однако по причине его сенсационной популярности на первичных выборах, партия, в тоже время, не может открыто выступить против своего кандидата.

Второй и главной проблемой трампизма является его угроза электоральной базе республиканской партии, от которой может отвернуться современный американский избиратель, вследствие эксцентричных выходок её кандидата. И если позиция Дональда Трампа, как и партии к нему в целом, лежат на поверхности, то ситуация с Тедом Крузом значительно сложнее. За свою недолгую, но насыщенную политическую карьеру, сенатор из Техаса успел обзавестись собственным политическим крылом в стане республиканской партии, приверженцами так называемого «Движения чаепития». Как и Трамп, Круз финансово независим от основных партийных спонсоров, однако в отличие от бизнесмена, не имеет собственного капитала, но получает поддержку от узкого круга лоббистских структур и финансовых организаций, заинтересованных в его продвижении, в том числе и от «Чаепития».

Главным обстоятельством диссонирующим между республиканцами и Крузом, по мнению автора, являются личностные характеристики техасского сенатора. Во время очередного раунда национальных телевизионных дебатов, Дональд Трамп высказался в отношении своего конкурента: «Он противный парень. Никто в Конгрессе или за его пределами не любит его. Он никому не нравится».

Правда, за свою недолгую политическую карьеру, Крузу удалось сформировать очень большое количество политических оппонентов среди республиканцев, которые его попросту ненавидят. Межличностные противоречия между республиканцами и Крузом начались ещё во время предвыборной кампании Джорджа У. Буша в 2000 году, в штабе которого работал молодой и амбициозный Тед. Работники избирательного штаба вспоминали, что Круз уже тогда являлся очень высокомерным человеком, который постоянно лез не в своё дело, считая себя экспертом во всех отношениях: «Он приходил на встречи, на которые его не приглашали, появлялся там, где его не хотели видеть….. Он не был частью команды».

Вследствие возникших противоречий, после того как Буш вступил в должность президента, его основные помощники сошлись во мнении что Круз не должен работать в структурах, близких к Белому дому. Однако пробивному Крузу всё таки удалось в 2013 году заполучить кресло сенатора США, после чего пропасть между ним и республиканской элитой только увеличивалась, а возникающие противоречия являлись причинами некоторых внутрипартийных и даже внутриполитических проблем: В 2013 году сенатор являлся одним из лидеров республиканского крыла, которое отказалось голосовать за выделение ассигнований национальной медицинской программе «Обамакейр». Вследствие противостояния между палатами в законодательном собрании, с 1 по 16 октября правительство США прекратило свою работу из-за неутверждённого бюджета на следующий год. В течении двух недель около 800 тыс. федеральных служащих были отправлены в кратковременный отпуск, а 1.3 млн. работников трудились бесплатно не имея понятия о том, когда им снова начнут платить зарплату. Это имело серьёзный политический резонанс, затронувший практически все аспекты внутренней политики США, в которых финансово участвовало федеральное правительство. Данная акция привела к стремительному снижению рейтингов республиканской партии, но что интересно, к повышению рейтингов самого Круза.

Да, многие республиканцы были против финансирования программы и добивались его отмены, однако не ценой правительственного коллапса. В свою очередь Тед Круз, являясь «звёздой» того противостояния, бескомпромиссно придерживался намеченной позиции, даже в тех условиях, когда она была заведомо проиграна. К примеру, для того чтобы не допустить законопроект о медицинской программе на голосование в Сенате США, Круз решил его обструкционировать ‒ в течении 20 часов он беспрерывно стоял у сенатской трибуны и держал свою речь, успев за это время с выражением прочитать сенаторам художественную книгу. Тед заведомо понимал, что не добьётся поставленной цели и за билль всё-таки проголосуют, поэтому его демарш против партии, многие сенаторы расценили как возможность поднять персональный рейтинг.

Помимо этого, молодой сенатор часто нападал на своих однопартийцев:

Зимой 2013 года Круз, будучи членом сенатского Комитета по вооружённым делам, активно саботировал выдвижение кандидатуры своего однопартийца Чака Хейгела на пост Министра обороны США. И хотя кандидатура Хейгела была весьма противоречива, и её не поддержали практически все сенаторы-республиканцы, Круз, по мнению его коллег, беспочвенно обвинил Хейгела в получении «откатов» от правительства Северной Кореи, что вызвало «негативный взрыв» в республиканской партии. Затем, в июле 2015 в ходе обсуждения в Сенате США поправки о продлении лицензии Экспортно-импортного банка, Круз, не соблюдая установленных правил сената и в обход партийной субординации назвал лидера республиканцев ‒ Митча Макконелла лжецом. Этот прецедент вызвал всеобщее возмущение, не только среди республиканского большинства, но и среди сенаторов-демократов, поскольку правила проведения заседаний Сената строго регламентируют вопрос о партийной этике.

Не удивительно, что многие члены нижней палаты Конгресса высказывают своё отрицательное отношение к Крузу, надеясь, что его номинация в качестве кандидата в президенты от партии никогда не произойдёт. Свою отрицательную позицию по отношению к кандидату высказал и председатель сенатского Комитета по вооружённым делам, сенатор от штата Аризона Джон Маккейн. Кандидатурой Круза недовольны не только конгрессмены США, но и члены республиканской партии, находящиеся вне законодательного собрания: К примеру один из видных деятелей республиканской партии, кандидат в президенты на выборах 1996 года ‒ Роберт Доул не скрывает свою антипатию к молодому сенатору, считая, что Круз будет неэффективным президентом, поскольку «у него нет друзей в Конгрессе и никто его не любит». Экс-президент США Джордж У. Буш, не так давно высказался в характерной для него упрощённо-деликатной форме: «Круз мне просто не нравится». Экс-спикер Палаты представителей Джон Бейнер, открыто конфликтовавший с Тедом Крузом, называл своего оппонента «болваном» и «лжепророком».

Таким образом, из членов верхней палаты, поддержку Теду Крузу на сегодняшний день выразили всего лишь три сенатора. Его «друг» ‒ Майк Ли, а также Линдси Грэм и Джим Риш. Однако с поддержкой и этих делегатов всё далеко не так просто. Со своим «лучшим другом» Майком Ли, Тед Круз успел крупно разойтись во время обсуждения в Сенате законопроекта о реформе системы уголовного правосудия, спонсором которого являлся Ли. В октябре 2015 года Круз раскритиковал этот законопроект, чем сильно удивил своего товарища.

Линдси Грэм заверил американский электорат, что его поддержка компании Круза является вынужденной. Грэм считает, что номинация одного из двух лидирующих кандидатов будет смертельна для республиканской партии: «Выбирать между Трампом и Крузом, всё равно что выбирать собственную смерть через расстрел или отравление».

Поэтому на партийном съезде, по его мнению, «лучше выбрать фамилию из телефонной книги», чем номинировать Дональда Трампа или Теда Круза.

Напомню уважаемым читателям, Круза не поддерживают и его ближайшие сторонники по «Движению чаепития» ‒ сенаторы Марко Рубио и Ренд Пол. Ему не оказывают поддержки даже те представители республиканской партии, которые настойчиво критикуют Трампа и не хотят видеть последнего в Белом Доме.

В грубом сравнении, Тед Круз оказался на пороге ситуации, в которой уже побывал в студенческие годы. Обучаясь в Принстонском университете, Тед подал свою кандидатуру на пост главы одной из студенческих организаций. В конечном итоге, по заявлениям его сокурсников, был избран менее достойный кандидат, просто из-за того что он не являлся Тедом Крузом. Стоит заметить, что травля членов собственной партии, а также принципиальная позиция по ряду вопросов, жёсткость и бескомпромиссность, являются залогами политического успеха Теда Круза. Они не только снижают его авторитет среди членов партии, но и поднимают рейтинги среди американских избирателей. Готовность Круза открыто выступить против своего руководства, бросить вызов партийной субординации и правилам, американцы расценивают как доказательство того, что он будет придерживаться своих предвыборных обещаний, независимо от его популярности в Вашингтоне. Именно поэтому республиканское руководство не может открыто «нажать» на неугодного ему сенатора. Любая критика в его адрес и попытки ослабить его позицию на президентских выборах будут иметь прямо противоположный эффект ‒ укрепят популярность техасца среди избирателей. Таким образом, республиканская партия на этапе внутрипартийных выборов кандидата в президенты находится перед двумя прямыми угрозами:

  1. Угроза платформе и электоральной базе партии, исходящая от Дональда Трампа.

Сегодня, под влиянием социально-экономического развития страны, американский электорат становится более центристским и более пёстрым. Всё большее количество американцев не голосует на выборах, всё большее ‒ не отдаёт предпочтение двум главным политическим партиям. Базируясь на статистических отчётах института Гэллапа, следует сказать, лишь половина американцев соотносит себя с двумя главными политическими партиями страны. Поэтому серьёзное влияние на избирательный процесс получает, т.н. центр, или болото ‒ не определившиеся избиратели, прямо не относящие себя ни к левым, ни к правым. Трамп, со своими ультраправыми популистскими заявлениями играет против обозначенной тенденции. Его пламенные призывы могут оттолкнуть от республиканской партии «не определившихся» американцев, большую часть из которых составляют афроамериканские и латиноамериканские избиратели.

  1. Кадровая угроза структуре партии, исходящая от Теда Круза.

Тед Круз, в отличие от Дональда Трампа, не имеет серьёзных идеологических разногласий с общей политической платформой партии. Однако он зарекомендовал себя как борец с системой, который на этих выборах ведёт неравный бой с партийным истэблишментом. Номинация Круза, в качестве кандидата в президенты от республиканской партии, может ограничить влияние основных республиканских партийных организаторов. Независимо от того, победит ли Круз на всеобщих выборах или нет, его влияние в республиканском крыле стремительно возрастёт, что может привести к политической деформации партии и к изменению динамики внутрипартийных сил. В случае его победы на президентских выборах (что на сегодняшний день маловероятно), партию неминуемо ожидает попытка структурной перестройки, вследствие которой, сенатор из Техаса может создать новый республиканский механизм. Рычаги влияния в нижней палате для переориентации внутрипартийной коалиции у молодого сенатора есть уже сейчас: а) финансовая поддержка со стороны узкого круга лоббистов и «Движения чаепития», б) политическое влияние среди некоторых депутатов в Палате представителей (около 30 человек).

В экзистенциональном смысле, первая угроза исходит от личности необузданного и злого Дональда Трампа, тогда как Тед Круз, сам по себе угрозы не представляет, но представляет его модель ‒ «системная зараза», носителем которой он является.

В отличие от Трампа, главным козырем Круза является его политическая подкованность. Сенатор ещё молод, но в тоже время он политик с большим багажом, знающий все тонкости политической борьбы, равно как и все уязвимые места республиканской партии. Поэтому следует иметь ввиду, что «не политику, но бизнесмену» Трампу так или иначе придётся искать выход к республиканским партийным элитам, поскольку вне республиканской партийной системы трампизм пока функционировать не может. Несмотря на выходки бизнесмена, партия и Трамп смогут придти к общему знаменателю, тогда как Круз не играет по общим правилам, установленным в Вашингтоне, он плывёт против течения и уже ни раз доказал свою профессиональную пригодность на должность «разрушителя монолитных партийных основ».

Таким образом, в отличие от Круза, Трамп не сможет доминировать над партией, поскольку личность всегда легче подчинить своему влиянию, нежели альтернативную модель. В этом смысле феномен Круза является более глубокой и долгоиграющей проблемой, чем феномен Трампа.

Некоторые исследователи заявляют о расколе партии. По мнению автора, на сегодняшний день об этом говорить пока рано, поскольку подавляющее большинство партийного руководства держится одной строгой позиции: не поддерживает ни Круза, ни Трампа. К примеру, в поддержку всех трёх (включая Кейсика) кандидатов высказалось всего лишь 6 из 54 сенаторов и 47 из 247 республиканцев в нижней палате, сравнительно небольшая поддержка исходит со стороны представителей исполнительной власти федерального и муниципального уровней.

В этом смысле позиция партии весьма понятна и прагматична, она стоит между двух (а если считать бесперспективного Кейсика, то трёх) огней: или поддержать человека который внесёт разногласия в электоральную базу партии или поддержать поход в Белый дом кандидата, с которым партия просто не сможет работать.

На сегодняшний день актуальным является вопрос о сроках партийной неопределённости. Как долго партия будет скрывать свою позицию? До следующего раунда внутрипартийных выборов, которые стартуют со второй половины апреля и будут проходить в северо-восточных и ряде западных штатов, в которых лидирующее положение Трампа может оспорить Тед Круз? Или республиканцы будут молчать до июльского партийного съезда? Вместе с отсутствием явных оснований для раскола партии, следует констатировать: республиканцы стоят на пороге изменений, поскольку феномен обоих кандидатов не пройдёт бесследно. Дальнейшая судьба партии, по мнению автора, не решится в результате предпочтений американского электората. Первостепенную важность будет играть внутрипартийная договорённость с кандидатами.

Республиканцы прагматично понимают, что независимо от номинации, кандидату в президенты придётся столкнуться в межпартийной борьбе с Хиллари Клинтон, обойти которую на сегодняшний день практически невозможно (у лидирующего среди республиканцев Дональда Трампа, что интересно, значительно меньше шансов в межпартийной борьбе, нежели у Теда Круза). Поэтому особенно важными для республиканцев являются предстоящие выборы в Конгресс США, редуты которого партия попытается занять на ближайшие два года в ноябре. В этой связи, раскол партии видится весьма прочной стеной на пути к завоеванию большинства хотя бы в одной из палат законодательного органа.

Номинирующийся партией кандидат в президенты должен, помимо всего прочего, поднять рейтинг республиканцев среди американских избирателей в целом. Именно поэтому, по мнению автора, партийное предпочтение, в конечном итоге отойдёт тому кандидату, который в меньшей степени нарушит партийный баланс, сможет привлечь американский электорат и тем более не расколет партию. Решение партии, таким образом, может иметь серьёзные последствия, республиканцы подошли к политическому Рубикону.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *